Інтернет-портал української культури Кубані

П`ятниця
27.04.2018
06:05
Вітаю Вас Гість | RSS Головна | Реєстрація | Вхід
Меню сайту

Новинки бібліотеки
[25.06.2017]
Кирий О. Адыгейский ... (0)
[22.01.2017]
Кирий П_Украинская м... (0)
[05.12.2016]
Спиридон Добровольсь... (0)
[19.03.2015]
Іванис В. Стежками ж... (0)
[07.03.2015]
Український тиждень ... (0)
[26.11.2014]
Козак Мамай (0)
[11.10.2014]
Жарко Я. Баштанник (... (0)
[24.09.2014]
Петлюра С. Секретні ... (0)

Архів записів

Пошук

Запрошуємо!

Головна » 2012 » Липень » 30 » Культура
22:42
Культура
УКРАДЕНО... 140 лет литературы!

В преддверии печальной даты - годовщины выхода указа о хлебозаготовках на Северном Кавказе, который помимо грабительского основного содержания, включал в себя и пункт, напрямую вовсе не относящийся к аграрной политике, указ о переводе делопроизводства, школ и СМИ в "украинизированных" районах на русский язык "как более понятный", что привело к сжиганию украинских библиотек, репрессиям против писателей, педагогов, интеллигенции на Кубани -- годовщины этно-культурной трагедии, от которой Кубань не оправилась до сих пор, мы публикуем это интервью, вышедшее уже почти 10 лет назад, но ни в коем случае не ставшее менее актуальным.

Кто-то ищет зарытые пиратами клады, кто-то — ушедшую под воду Атлантиду… А вот сегодняшний наш гость задался целью вернуть кубанцам наследство, о существовании которого большинство из нас даже не подозревало.
Заведующий кафедрой литературы Университета культуры и искусств Виктор Кириллович ЧУМАЧЕНКО не ищет для себя громкой славы. Но то, что он сделал для Кубани, вполне можно назвать творческим подвигом. Он буквально заново открыл нам кубанскую казачью литературу!

НАДО ЛИ МУЗЫКАНТУ ЧИТАТЬ КНИГИ? 
— Виктор Кириллович, Вы трепетно разыскиваете в архивах произведения забытых писателей, а не кажется ли Вам, что сама-то литература уходит из нашей жизни?
— В нашем вузе литература изучается почти на всех факультетах. Кафедра литературы — общеуниверситетская.
— И какую же задачу ставит перед собой эта кафедра?
— Вы исходите из позиций; которые были популярны в начале 90-х годов, когда нам разрешали ставить перед собой какие-то задачи. Теперь мы снова должны обслуживать госстандарт — и: боже спаси далеко выходить за его пределы. В нем четко оговорено, какую литературу преподавать в зависимости от профиля факультета. Будущим художникам даем литературу от античности до наших дней, на текущий литературный процесс отводится одна лекция. Зато на других факультетах литература дается с конца XIX века, обзорно.
Деканаты заинтересованы в том, чтобы отдавать все свободные часы на свои специальные предметы. Это очень мешает основной идее. А основная идея, как я понимаю — всесторонне воспитать студентов, привить им какие-то вечные ценности. К сожалению, побеждают местнические интересы.
— Но хотя бы у библиотекарей главным содержанием процесса обучения все-таки является книга?
— На этой специальности есть довольно большая группа ученых, которые считают, что будущим библиотекарям не надо изучать литературу вообще, потому что библиотекарь работает не с художественной, а со всей литературой — технической, медицинской, научной и так далее. Не изучать же металловедение, потому что есть книги по этому предмету. И зачем в таком случае выхватывать из всего моря книг именно художественную литературу, чем она «лучше» всякой другой? Мы, конечно, доказываем, что художественная литература всесторонне развивает личность, эстетически подготавливает человека к жизни… Теперь, наконец-то, на библиотечном факультете художественная литература появилась в общепрофессиональных дисциплинах.

— Грустно думать о библиотекаре, у которого нельзя спросить совета, что почитать…
В отношении библиотекарей мы хотя бы спорили. А в программе консерватории литературы нет и никогда не было. Что в школе «прошли», на том и остановились.
Кстати, в конце 90-х годов речь шла даже о том, чтобы литературу вообще исключить из школь¬ной программы. Говорили, что это предмет чисто идеологичес-кий. Что нужно сосредоточиться на конкретных знаниях. Но победила все же та точка зрения, что литература всесторонне раз¬вивает, учит жизни.
— Наша газета проводила опрос, что и как читают современники, в частности, мо¬лодежь. Обнаружилось два больших провала. Во-первых, все очень плохо знают современную литературу. Второй провал — незнание литерату¬ры, соединяющей нас с корнями, с народной жизнью былых эпох…
— В школах и вузах изучается местная литература. Уже лет десять существуют так называемые региональные компоненты в школьных программах. Правда, часы эти воспринимаются как не очень обязательные. Меня это очень тревожит.

ЗАЧЕМ НУЖНА МЕСТНАЯ ЛИТЕРАТУРА?
Край у нас пограничный. И мы должны воспитать нашу молодежь так, чтобы она чувствовала себя защитницей рубежей. Надо, чтобы она это осознавала. Чтобы научилась любить малую родину. А этому все-таки лучше всего учат именно местные литераторы. Они пишут о нашей земле, о наших людях, пытаются постичь особенности и тайны именно кубанских характеров. Есть ведь что-то, что витает только в здешнем воздухе и больше нигде.
Конечно, тут много своих сложностей. Кого из местных авторов изучать, как изучать? Вышло несколько хрестоматий, по поводу которых много спорили. Самая первая хрестоматия, кстати, была моя. Тоненькая, маленькая, 94-го года. «Курень» называется. Писали о ней очень жестко. Меня, например, обвиняли в том, что я предал родину.
— Что же Вы такое там натворили?
— А я просто перевел с украинского языка кубанских писателей XIX века. На Кубани до 1932 года почти вся литература писалась и публиковалась на украинском языке. На этом языке говорило большинство населения. 26 декабря 32-го года вышел печально знаменитый указ, запрещающий украинский язык на Кубани. В трехдневный срок предписывалось закрыть все украинские газеты, книжные издательства, журналы и перевести их на русский язык. И все школы, которых было около тысячи, перевести; на русский. После этого вся кубанская литература первых 140 лет из 210, которые она насчитывает сегодня, оказалась под запретом. Был отдел украинской литературы в краевой библиотеке; Весь его фонд вывезли за город и сожгли на пустыре. Это было в 33-ем году (то есть, в то же самое время, когда в Германии фашисты палили книги). С тех пор они больше не издавались ни разу. И только в 94-м году я перевел на русский язык самых крупных кубанских писателей XIX века — Кухаренко, Мову-Лиманского, Жарко, Потапенко… И опубликовал. И вот то, что я об этом напомнил, так разозлило некоторых деятелей, что меня даже предлагали выгнать из Института культуры.
— Может быть, Вас подозревали а планах присоединить Кубань к Украине?
— Такой цели я не ставил. Тем не менее, на меня нападали. Когда я провел в нашем Литературном музее научную конференцию, посвященную Кухаренко, выступил там с докладом и опубликовал этот доклад — публицист Петр Иванович Ткаченко написал, что этим я способствовал присоединению таманской косы Тузла к Украине. До той поры я про косу Тузла никогда и не слышал. А тут заинтересовался ее судьбой. И выяснил, что за договор о передаче Тузлы Украине фактически проголосовал в Совете Федерации самый любимый Петром Ивановичем Ткаченко человек — губернатор Кондратенко. А виноват оказался я, написавший статью о Кухаренко, первом кубанском писателе-классике, друге Тараса Григорьевича Шевченко.
Так что. проблема, каким образом преподавать украинскую, казачью литературу Кубани — это сегодня поле битвы.
— Поле битвы в школах или в кабинетах ученых?
— В школах эта литература преподается, на по каким учебникам? Вот, к примеру, учебник «Кубань литературная, ТОМ 1, годы 1822 — 1900», презентация его была совсем недавно. Здесь есть и Кухаренко и Мова-Лиманский. Но нигде нет упоминания о том; что ЭТИ произведения переведены с украинского на русский, и кто является переводчиком. Хотя, перепечатано явно из моего «Куреня». Но дело не во мне. Самое главное, не указано, что это ПЕРЕВОДЫ, что эти авторы писали на черноморском диалекте украинского языка.
И таких хрестоматий уже издано три. вот хрестоматий «Литература Кубани для 5 — 11 клас¬сов, составитель О.Г. Панаэтов. Публикуются Кухаренко, Пивень — тоже переводчик не указан, А Щербина дается в той орфографии и с теми же ошибками, как в первоисточнике — то есть, в газете «Вольная Кубань» времен гражданской войны, когда, понятно, корректоров было мало, в говоре преобладала «балачка».
Вот еще хрестоматия — «Литература Кубани», региональный компонент, современный период. Издана в Краснодаре в 1995 году. Она забавна тем, что на обложке написано «3 том». А первого и второго томов не было. Никогда. Почему так получилось? Да потому, что современный том легко было составить. Побеседовать с ныне живущими писателями — и потом быстренько издать с биографиями и портретиками. А для того, чтобы «серебряный век» поднять, XIX век поднять — надо было поработать. Вложить в это силы, душу, деньги… Не все есть в библиотеках Кубани. Что-то хранится в Москве, Петербурге, Киеве, Львове, Харькове… В Екатеринодаре книги начали издаваться только в 70-е годы XIX века.
— Вы имеете возможность читать этот курс так, как считаете нужным?
— Да, и давно. На информационно-библиотечном факультете читаем курс «Литература региона». «Литературное краеведение» есть на факультете социально-культурной деятельности. В этом году мы впервые начали читать курс «Кубанское краеведение» для студентов второго курса Академии художеств. При-чем, здесь мы говорим не только о литературе, берем шире, рассказываем о художниках, связанных с Кубанью, архитекторах, видных исторических деятелях, внесших вклад в духовное ста¬новление края…

ПОЧЕМУ НА КУБАНИ НЕТ ВЕЛИКИХ ПИСАТЕЛЕЙ?
— Есть мнение, что кубанская земля как-то плохо родит писателей, не удаются ей литературные таланты…
— Этому есть объяснение. Вот этот языковой слом, произошедший' на рубеже 20-30-х годов. Мы от него не оправились до сих пор. Целая плеяда писателей, творивших на украинском языке. вдруг встала перед проблемой
перейти на русский язык — хоть и родственный, но другой. Но связь писателя с языком очень тонкая И, видимо, она надолго оборвалась, более того, кубанских писателей постоянно сажали-сажали-сажали. Все тридцатые годы. Некоторые ушли в эмиграцию, спасая свою жизнь. Те, кто уехали, продолжали писать на украинском языке. А те, кто остались и выжили, в основном, просто замолчали.
— Но для тех, кто родился в последние 50 лет, русский язык уже является родным.
— А это — смотря где человек родился. Если в станице, то, как правило, о в детстве «балакал». И эта «балачка» кубанская для него и есть родной язык, она вошла в плоть и кровь. А литературный русский язык где-то не подсознательной» уровне все-таки воспринимается как не совсем родной.
Зато приехавший сюда из Сибири Виктор Иванович Лихоносов, прожив здесь несколько лет, на. хорошем русском литературном языке попытался рассказать нам о нашей истории, наших корнях. И у него зто получилось гораздо лучше, чем получалось у местных писателей.
Наши «возрожденные» казаки сразу отказались от своего родного языка, в политику ушли. В итоге проиграли на культурном фронте, проиграли на языковом. На экономическом — кажется, даже оскандалились. Я считаю, если бы они начали с культуры, если бы прислушались к Лихоносову, все было бы иначе.
— Журнал Лихоносова «Род¬ная Кубань» — тоже на люби¬теля. Не столько ворошит прошлое, сколько оплакивает его…
— Не согласен. Этот журнал проделал огромную работу, причем, повторяю, это заслуга человека, который приехал на Кубань издалека. Он задался целью вернуть впавшим в беспамятство кубанцам утраченную старину. Он жизнь этому посвятил. Так он понимает свою миссию: вернуть былое. Благодаря этому журналу и я смог опубликовать свои переводы, вернуть Кубани ее писателей. Многие ушли в эмиграцию и выпали из. кубанского литературного процесса. А ког¬да мы, наконец, стали заполнять эти пробелы, оказалось, что у нас богатая литературная история! Просто ее у нас украли. И подменили другой. Те писатели, которые приехали на Кубань в 50-60-е года XX века, никакого отношения к этому народу не имели, не переживали с ним все ужасы расказачивания раскулачивания, высылки, депортации, голод… И им нечего было сказать этим людям. А настоящих кубанцев, которые действительно мог ли бы сказать что-то свое, незаемное об этой земле, и близко не подпускали к литературе. Я иногда публикую материалы из семейных архивов. Были, знаете, такие старички, которые работали учителями, агрономами в каких-то далеких селах — и писали «в стол» СВОИ казачьи истории, воспоминания дедов, что сами видели… Читать их удивительно интересно. Столько выразительных деталей, столько непридуманных сюжетов. Но ведь это же целое поколение, которое не состоялось! Они были ещё близки с настоящим кубанским языком, с настоящими кубанскими казаками, которых очень любили, без которых не представляли свою ЖИЗНЬ

К примеру, я печатал письма и воспоминание Алексея Петровича Ооабко. До революции он работал народным учителем в одной из станичных школ. Как интаресно читать, насколько уважали учителей в этой глухомани. Насколько это были люди раскованные, раскрепощенные. Они устраивали там вечера с «волшебным фонарем», спектакли ставили, организовывали хоры… И важно, что у них были возможности все это делать. Прекрасная зарплата, например. На свою зарплату они могли покупать много замечательных книг; куда-то поехать, чтобы увидеть что-то новое, поднять собственный культурный уровень. У них была хорошая квартира, которая оплачивалась органами народного образования. С какой любовью пишет Алексеи Петрович об этом времени, о станичных детях, как они следили за судьбой каждого ученика…
Удивительный был человек! Вообще совершенно другая культура была у этих людей! К сожалению, затертая где-то на нижних этажах жизни, не сказавшаяся в полную силу, не оставившая после себя солидных памятников, книг…
А с другой стороны, была целая плеяда писателей со стороны, которые, согласно всем партийным установкам, поднимали здесь литературную «целину» и понаписали горы книг, которые теперь никому не нужны. Получилось, и ту литературу затерли и новой хорошей не создали. И остались у разбитого корыта.

УЖАСНАЯ СУДЬБА -РОДИТЬСЯ НА КУБАНИ ТАЛАНТЛИВЫМ ЧЕЛОВЕКОМ
— Все-таки не слишком ли журнал «Родная Кубань» привержен старине?
— Как член редколлегии скажу: мы бы печатали современных авторов, но интересной современной литературы на Куба¬ни нет.
— Может, следовало бы по¬искать?
— Возможно, видим, знаем, ощущаем эту свою вину перед современной литературой.
Может быть, дело в отсутствии атмосферы, способствующей творчеству. Как только человек начинает выходить за рамки графоманства, его либо «душат» на корню, либо он сам уезжает с Кубани и впоследствии получает признание где-то далеко за ее пределами. Я работаю в культуре Кубани почти тридцать лет. Прекрасно знаю эту атмосферу. Культурой часто руководят слу¬чайные люди. Они не заинтересованы, чтобы рядом рождались таланты. Таланты существуют как бы параллельно официальной культуре. В культурном бомонде кучкуются, в основном, начальники от культуры, и там даже не ставится вопрос о воспитании и поддержке талантов. Если мы таланты вдруг зачем-то понадобятся, они их пригласит со стороны, и квартиры дадут, и на гонорары не поскупятся. Но не дай Бог, если этот талант родится здесь. Это ужасная судьба -родиться не. Кубани талантливым человеком. К примеру, я хорошо знаком с поэтом Юрием Кузне-цовым. Знаю из его рассказов, как его упорно и последователь¬но отсюда вытесняли. Вытесни¬ли. И он стал известным поэтом в Москве. Так же было с крити¬ком Юрием Селезневым. В свое время тоже отсюда выжили. А потом он «расцвел» а Москве. Возглавил серию «ЖЗЛ», при нем она поднялась, был первым заместителем главного редактора журнала «Наш современник», написал книжку о Достоевском… И трагически умер в 43 года, от сердечного приступа…
— Но если в Краснодаре нет атмосферы, что же делать молодежи, решившей посвя¬тить себя искусству?
— Атмосферу изменить очень трудно. Для этого нужно расставаться с дутыми авторитетами, с учеными, которые никогда не были учеными, а просто имитировали ученость… Вообще — с этой имитацией, которая все время присутствует в искусстве.
За десять последних лет коренным образом изменились и студенты. Раньше они приходили из школы прекрасно подготовленными (как я теперь понимаю, хотя тогда мне так не казалось), они знали классику, да и современную литературу. Они прекрасно читали вслух, были научены любить стихи и знали, что стихи, вообще-то, учатся наи¬зусть… Сегодня многие приходят с установкой, что стихи наизусть учить не надо — и поэтому не знают никаких стихов вообще. Некоторые элементарно не умеют читать вслух! Случается, не узнают русские слова, перечитывают по два-три раза, не могут правильно поставить логическое ударение в предложении. Культура чтения рухнула! Впрочем, это проблема не только нашего вуза, но и всего общества.

ПРЕОДОЛИМ ЛИ БАРЬЕР МЕЖДУ ПРОШЛЫМ И НАСТОЯЩИМ
— Недавно Вы получили грант…
Тема звучит так: «Литературные традиции кубанского казачества». Грант называется «Северный Кавказ» и предполагает изучение проблем, связанных с нашим регионом.
Я написал в этом гранте, что буду искать неопубликованные рукописи, добиваться их публикации, текстологически прочитывать, устанавливать биографии авторов… Пополнять коллекцию до сих пор не опубликованных писем, касающихся истории Кубани, в которых отражается культурная ситуация былых эпох, создавать базу данных по каждому видному деятелю культуры. Где бы человек, родившийся на Кубани, ни прошел своим трудным жизненным путем, это все входит в мою картотеку. Моя база данных охватывает Россию, Украину, Германию, Болгарию, США, Канаду, Южную Америку. 
— Приоткройте завесу тайны, которой владеете…
— Считается, что у нас на Кубани нет прозаического фольк¬лора. Песни для нас добывает Захарченко (кроме всего прочего, Виктор Гаврилович еще и за-мечательный фольклорист). А сказки? Весь спектр прозаических жанров? Их как бы нет. И как бы даже и не было. Хотя на самом деле все было.
Жил когда-то на Кубани замечательный человек, основатель кубанской этнографии Митрофан Алексеевич Дикарев, из самоучек дошедший до вершин науки. Он переписывался с самыми видными учеными, печатался в Париже, Германии, там выходили рецензии на его книги. А работал в Екатеринодаре, в об-ластном казачьем правлении. Отвечал за архив и правил неграмотные заметки корреспондентов с мест «Кубанских областных ведомостей». Посмертная книжка была издана под редакцией Ивана Франко во Львове. Масса публикаций рассыпана по периодическим изданиям. Но огромный архив — 7,5 тысяч стра¬ниц — остается неопубликованным. Хранится по его завещанию во Львове. Я ездил туда, две недели разбирал этот архив — наверное, впервые после Ивана Франко, потому что не было вид¬но следов какой-то работы, и был потрясен — рукописные тома: сказки, пословицы, поговорки, былички, легенды, нисенитницы (не¬былицы). Песни… Масса юмора, фольклора, буквы, написанные карандашом, уже осыпаются.
— Можно ли это богатство вернуть на Кубань?
— Рукописи принадлежат Украине. Другому государству. Я просто их почитал. Их надо переписывать и публиковать. Решать вопрос надо на государственном уровне. Создавать экспедицию, делегацию, чтоб все зафотокопировать — потому что ксерокопировать не разрешают, это портит рукописи… Почерк ужасный, нужна большая работа по расшифровке рукописей. Еще немного — и вообще ничего не прочтешь.
— Знают ли об этом те, в чьих руках деньги?
— Я на Дикаревских чтениях докладывал. Захарченко, Бондарь послушали. Удивились, что не побоялся во Львов съездить и там сидеть две недели в архиве. И это все.
Сейчас я записал на радио несколько передач. В том числе, большую передачу о нашем главном дореволюционном фольклористе Александре Ефимовиче Пивне. Он умер в 62-м году в Германии, в эмиграции. А уехал в 20-м году. Ученик Дикарева. До революции выпустил 28 сборников кубанского фольклора. В основном, казачьи байки. Эти книжки пользовались популярностью необыкновенной. Ти¬ражи все время допечатывались, закупали их казачьими сотнями, батареями, станицами — чтобы читать своего казачьего писате¬ля. В 1912 году записали на граммофонную пластинку и при¬везли на Кубань. Пластинка пользовалась необыкновенной популярностью. В годы граждан¬ской войны Пивень обратился к краевому — белому — правитель¬ству с вопросом, чем он может помочь ввиду надвигающейся на Кубань большевистской агрес¬сии. Ему сказали: «Езжай по ста¬ницам и читай свои произведе¬ния, больше ничего не надо». Дали ему командировочные, и он поехал. Когда станичные атама¬ны узнавали, что перед ним «тот самый Пивень», народ быстро поднимали — собирались 10-ты¬сячные толпы. Пивень читал свои кубанские «побрехеньки», а толпа и плакала, и смеялась… — а под конец он говорил; «Вот та¬кая была наша казачья жизнь, а теперь большевики хотят с этим покончить… Думайте, что делать, как род¬ную Кубань защитить. У ворот стоит враг...» Поэтому в 20-м году дорога ему, конечно, была только за границу. Уже в доме престарелых в Германии он рас¬кладывал свой архив по стопоч¬кам — что опубликовано на ро¬дине, что на чужбине. Но эти две книжечки, которые он готовил, так и не вышли. Его похоронили в Дармштадте, на могиле стоит бе¬лая стелла, на которой написано «Кубанский кобзарь Александр Пивень». И книжку свою он хо¬тел так назвать: «Кубанский коб¬зарь». Но это название пригоди¬лось только для того, чтобы стать надписью на его могиле. А ар-хив пропал… После передачи на радио идут и идут письма. Люди всколыхнулись — как, мы такого не знали, мы хотим это знать!..
— Сейчас в Краснодаре появилась опера. Если б у Вас спросили совета по части ре¬пертуара, Вы бы могли пред¬ложить что-то «националь¬ное», казачье?
— «Черноморцы», пьеса на му¬зыку Миколы Лысенко, текст Яко¬ва Кухаренко в переработке Старицкого. Действие происходит в 1794 году на Кубани, в том мес¬те, где сейчас станица Елизаве¬тинская. Пьеса насыщена народ¬ными обрядами, песнями, танца¬ми. Зрелищная, костюмная, вхо¬дит в классический украинский оперный репертуар вот уже бо¬лее 130 лет.
Тем более, что идея поставить «Черноморцев» в Краснодаре высказывалась многократно… Все равно ничего равного этой опере на кубанском материале нет.
А вообще на эту пьесу Кухаренко (она изначально называ¬лась «Черноморский побыт», то есть, говоря по-русски, «Черно¬морское житье-бытье») было написано две оперы: первая -Лысенко, а вторая — нашим Мес¬тным композитором Акимом Дмитриевичем Бигдаем. Опера Бигдая была поставлёнае сере¬дине 90-х годов XIX века в Ека¬теринодаре, несколько раз про¬шла, были рецензии в «Кубанс¬ких областных ведомостях». А по¬том была революция, гражданс¬кая война… Сам композитор умер еще до революции. Ноты потерялись. Как и все остальные оперы Бигдая, эта тоже была ут¬рачена.
— Вы думаете, языковой ба¬рьер, разделивший прошлое и настоящее Кубани, преодо¬лим?
— У нас идет постоянный за¬очный спор с Захарченко. Я го¬ворю, что нельзя печатать укра¬инские песни русскими буквами. А он ссылается на публикации дореволюционные, того же ком¬позитора Лысенко. Но Лысенко печатал украинские сборники русскими буквами потому, что в России до 1906 года существо¬вала масса указов, которые зап¬рещали печатать украинские книжки вообще. Украинские слова можно было печатать толь¬ко русскими буквами. Бигдай в 1906 году напечатал кубанские народные песни на украинском, переплел в сафьяновые пере¬плеты четыре тома, поехал в Но¬вороссийск, встретил там тепло-ход с великой княжной, подарил ей, она милостиво приняла — таким образом он избежал нака¬зания.
Захарченко считает, что по-русски народу понятнее. А мы даже студентам внушаем, что ки¬тайские песни надо печатать по-китайски, немецкие по-немецки, а украинские по-украински.
Думаю, наш спор с уважаемым маэстро будет продолжен.
— Пять лет кропотливой ра¬боты по возвращению кубан¬цам их старины, в том числе, литературной, принесли свои плоды. Только что состоялась встреча Лихоносова с губер¬натором. Виктор Иванович высказал идею необходимо¬сти издать книжную серию литературного кубанского наследия. Как нам стало из-вестно, Александр Николае¬вич тепло, с пониманием от¬несся к этому предложению.
— Кстати, реализация этого проекта решила бы многие про¬блемы. И проблему языкового барьера между прошлым и на¬стоящим Кубани, в частности. Потому что публикаций класси¬ков кубанской литературы, конеч¬но, будут снабжены переводами. Барьеры не падут, но преодоле¬ние их станет возможным.
Ирина КИРЬЯНОВА, газета "Душа моя", №3 (79), март 2003 г.
Переглядів: 578 | Додав: Керівник | Рейтинг: 0.0/0
Всього коментарів: 0
Додавати коментарі можуть лише зареєстровані користувачі.
[ Реєстрація | Вхід ]
Форма входу

Календар
«  Липень 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбНд
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Погода

Наша кнопка


Корисні посилання


  • Просвіта © 2018 Створити безкоштовний сайт на uCoz